Тициан - знаменитый житель Венеции. Краткая биография по книге Махова А.Б..

17.01.2014

Он познакомился с юной Виолантой на одной из вечеринок, она была дочерью своего товарища художника Пальмы Старшего. Увлечение было настолько велико, что стало бросаться в глаза окружающим. В городе даже говорили о желании Тициана жениться. Однако, по непонятным причинам, дальнейшего развития любовной истории не последовало. Зато в память о днях безудержной страсти осталась великолепная картина «Флора» (Флоренция, Уффици).

Тициан, "Флора", 1515-1517 г.Тициан, «Флора», 1515-1517 г.

Ее образ еще долго не будет покидать воображение художника, черты этой девушки узнаваемы на многих полотнах, например, «Дама с зеркалом» (Париж, Лувр) и «Саломея (Рим, галерея Дориа Памфили). Даже высказывается предположение, что в «Саломее» Тициан изобразил самого себя в образе Иоанна Крестителя, чью отрезанную голову держит на блюде красавица Саломея.

Тициан, "Дама с зеркалом", 1515 г., "Саломея", 1515 г. Тициан, «Дама с зеркалом», 1515 г.
Тициан «Саломея», 1515 г.

Возможно причину не сложившихся отношений, можно выразить фразой, которую так любил повторять один из членов Платоновской академии Пико делла Мирандола «любовь — это желание наслаждаться красотой, но не всегда само желание есть любовь».

Всего 11 полотен знаменитого художника эпохи Возрождения были выставлены на всеобщее обозрение в Пушкинском музее, но даже по столь немногочисленному количеству работ (в некоторых источниках указано, что Тициан написал более 120 картин) можно проследить весь творческий путь и эволюцию художественного мастерства.

Вот одна из его ранних работ, написанная примерно в восемнадцатилетнем возрасте, или 27-летнем, а может и 25-летнем? Год рождения Тициана так и остался неизвестным.

Тициан, "Мадонна с младенцем", 1507 г. Тициан, «Мадонна с младенцем», 1507 г.

Сторонникам той версии, по которой Тициан никак не мог родиться раньше 1490 года, очень хочется «омолодить» великого творца и доказать, сколь ранним было его становление как художника, вопреки фактам и здравому смыслу. Если согласиться с ними, то непонятно, каким образом мог недавно спустившийся с гор юноша расписывать фресками Немецкое подворье на равных с самим Джорджоне. Да и заказчик, а им был сенат республики, за чей счет оплачивалась работа живописцев, скорее бы остановил свой выбор на каком-нибудь из уже обретших известность в городе художников, — а таких было немало, — чем на неискушенном юнце, который недавно объявился в художественных кругах. Неужели ранние работы Тициана, мастерски выполненные им по заказу известных олигархов, были созданы кистью 15-летнего подростка? Могли ли аристократические друзья покойного Джорджоне довериться новичку из глухой деревни, поручив ему дописать незаконченную «Спящую Венеру» и другие картины? С этим трудно согласиться, а поэтому дата появления на свет в 1477/1480 году вполне достоверна.

Приехав в Венецию из малюсенького городка Пьеве ди Кадоре, он долгие годы усердно учился у великого мастера, первого художника республики Святого Марка — Джованни Беллини, ласково называемым венецианцами Джамбеллино, объединившими имя и фамилию в одно слово.

Работая в мастерской Беллини Тициан встречал многих видных деятелей культуры, политики и делового мира. Одним из этих людей был Альбрехт Дюрер.

Альбрехт Дюрер, "Праздник четок", 1506 г. Альбрехт Дюрер, «Праздник четок», 1506 г.

Во время очередного приезда Дюрер написал большую алтарную работу «Праздник четок» (Прага, Национальная галерея). На картине были изображены многие известные лица, среди которых легко узнавался сам Дюрер. Она произвела сильное впечатление на молодого художника и он начал учится азам граверного дела. Вскоре он решил бросить вызов самому Дюреру и, как бы в ответ на его «Праздник четок», сотворил на большом картоне более чем двухметровой длины многофигурную композицию во славу Венеции и победы над войском Максимилиана, назвав ее «Триумф Христа». По ней была создана гравюра, вызвавшая у венецианцев прилив патриотических чувств. Тициану удалось значительно улучшить традиционную технику гравюры на дереве и проявить себя мастером сложных композиций. Эта работа принесла ему большое удовольствие, и он еще не раз будет обращаться к искусству графики, чтобы как можно большее количество людей могло бы воочию увидеть и оценить его искусство.

Во время ученичества он пишет множество богослужебных картин по заказу различных религиозных братств и частных лиц. К этому периоду относятся картины представленные ниже . Все эти небольшие по размеру работы отмечены высочайшим мастерством исполнения и удивительным для начинающего художника самостоятельным взглядом на мир, что и вызвало у исследователей сомнения по поводу их принадлежности кисти Тициана. В качестве их автора называлось множество имен, в том числе и Джорджоне.

Тициан, "Святое семейство с пастухом", 1510 г., "Мадонна с младенцем и Святым Антонием и Рохом", 1511 г., "Мадонна с вишнями", 1515 г. Тициан, «Святое семейство с пастухом», 1510 г.
Тициан, «Мадонна с младенцем и Святым Антонием и Рохом», 1511 г.
Тициан, «Мадонна с вишнями», 1515 г.

Безусловно их роднило то, что они оба прошли школу Беллини. И действительно, в ранних работах Тициан многое перенял у Джорджоне, а вернее переосмыслил все то, что успел почерпнуть у него.

Личность Джорджоне это именно тот редкий случай, когда исследователям приходится исходить из картины-творения, чтобы почерпнуть что-либо о ее творце. Складывается парадоксальная ситуация, напоминающая то, о чем поведал Пиранделло в своей пьесе «Шесть персонажей в поисках автора», когда на театральных подмостках неожиданно появляются ожившие персонажи, порожденные воображением Драматурга. Они ищут сотворившего их автора, чтобы узнать хоть что-то об уготованной им судьбе, но автора нет и о нем ничего не известно.

Друзьями их никак не назовешь — уж больно разными они были по складу характера, темпераменту, привычкам, образу жизни. В отличие от импульсивного веселого Джорджоне, который пел, играл на лютне и был желанным гостем в любом доме, Тициан отличался немногословием и рассудительностью, был тугодумом и не хватал идеи на лету. Он во всем за что не брался, смолоду проявлял неторопливость и основательность.

Постепенно обретая известность, в 1508 году Тициану выпала честь работать бок о бок с самим Джорджоне, расписывая фресками Немецкое подворье. Джорджоне выбрал более выигрышный главный фасад большого здания, который глядит на Большой канал и мост Риальто. Вероятно, ему не приглянулась неудобная для работы задняя часть подворья, выходящая на узкую торговую улочку Мерчерия, вечно заполненная народом.

Таким образом, каждый из художников работал на сколоченных лесах по разные стороны огромного здания. Работающего Тициана не было видно из-за лесов, так что разглядеть что-либо было трудно. Начавший работу первым, Джорджоне первым и закончил свою часть, медлительный Тициан завершил свою работу чуть позже.

Когда леса были окончательно разобраны, вся Венеция сбежалась посмотреть на отстроенное заново, помолодевшее Немецкое подворье. По такому случаю, даже прижимистые немецкие купцы не поскупились и устроили пышный банкет. Во время застолья языки, как обычно, развязались и пошли высказываться суждения.

Впечатления очевидцев тех событий пересказал биограф Дольче: «Тициан изобразил великолепнейшую Юдифь, превыше всех похвал. Рисунок и колорит были настолько превосходны, что когда она предстала перед зрителями, то друзья Джорджоне решили единодушно, что это его работа, и тут же принялись поздравлять художника, заверяя его, что это лучшее из созданных им творений». Далее Дольче отметил, а позднее подтвердил и Вазари, что большинству венецианцев больше пришлась по душе работа , исполненная Тицианом, и что это якобы больно задело Джорджоне.

Сейчас о работе, проделанной двумя мастерами, судить невозможно, так как по прошествии столетий от них ничего не осталось. Даже Вазари, посетивший Венецию в 1541 году, уже с трудом мог разглядеть поблекшие росписи. В 1937 году, когда считалось, что фрески окончательно утеряны, под слоями штукатурки и поздних наслоений были случайно обнаружены отдельные, едва различимые фрагменты утраченных росписей. Они произвели настолько сильное впечатление на строителей, что те испугались и снова их замазали. Однако, в 1966 году при очередном ремонте здания подворья было обнаружено еще несколько фрагментов. На сей раз они были сняты для реставрации и хранения.

Тициан, фреска "Триумф справедливости", Гравюра по фреске Антонио Дзанетти Тициан, фреска «Триумф справедливости»,
Гравюра по фреске Антонио Дзанетти

В настоящее время архитектурное бюро ОМА получило разрешение на реконструкцию старинного здания, также в их планы входит восстановление уникальных фресок Джорджоне и Тициана подробнее

Немецкое подворье Немецкое подворье

К сожалению поработать вместе двум художникам больше не довелось. Осенью 1510 года, Тициан, работая в своей скромной мастерской в квартале Сан-Самуэле, услышал громкий стук в дверь. На пороге стоял запыхавшийся Таддео Контарини, он спешил сообщить ужасную новость: Джорджоне умер.

Cymnoj_doctorОсень 1510 года унесла около 40 тысяч душ — в городе свирепствовала чума. По Большому каналу плыли нескончаемые вереницы гондол и барж, перевозивших горы трупов на специально отведенные чумные кладбища расположенные на островах Сан-Ланзаро, Оспедалетти и на Лидо, где мертвецов сжигали. Целыми днями над лагуной клубился черный дым и беспрерывно раздавался колокольный набат.

Все больницы были до отказа забиты умирающими. На набережной Дзаттере один из монастырей был преобразован в госпиталь для безнадежных больных, который до сих пор носит название Incurabili (неизлечимые, неисцелимые). Это название весьма симптоматично, учитывая, что в настоящее время в просторных помещениях бывшего монастырского госпиталя размещаются лекционные аудитории и учебные классы Венецианской академии художеств.

Бросив все, Тициан вместе с Контарини побежали к набережной дель Карбон, где была переправа через Большой канал. Хорошо, что паромщик был на месте и уже совсем скоро они оказались на том берегу, быстро передвигаясь по узким безлюдным улочкам в сторону дома Джорджоне. Когда они оказались на месте, карантинные службы уже оцепили площадь перед домом, где возвышалась подожженная груда наваленных предметов. Согласно предписанию, все личные вещи умерших от чумы должны быть немедленно сожжены на месте. К счастью, стал накрапывать дождь, и костер слабо разгорался. Прорвавшись сквозь кольцо оцепления, друзья покойного принялись спешно вытаскивать холсты на подрамниках из-под беспорядочно сваленных в кучу мебели, домашней утвари, белья и одежды. Чудом удалось вызволить из огня несколько больших картин, и среди них «Спящую Венеру», «Трех философов», «Юдифь» и другие полотна поменьше. Все остальное, включая книги и дневники, поглотило пламя. В дом их не пустили, а тело покойного было вынесено еще раньше неизвестно куда.

Джорджоне, "Юдифь", 1504 г. Джорджоне, "Спящая Венера", 1510 г. Джорджоне, "Три философа", 1505-1506 г. Джорджоне, «Юдифь», 1504 г.
Джорджоне, «Спящая Венера», 1510 г.
Джорджоне, «Три философа», 1505-1506 г.

Когда опустошительная эпидемия закончилась и жизнь в Венеции вошла в свое обычное русло, Тициану принесли спасенное полотно Джорджоне «Спящая Венера» с просьбой восстановить его. Он выполнил пожелание друзей и полностью переписал картину, от оригинала остались только выражение лица и поза спящей Венеры, а в остальном , как установлено с помощью радиографического анализа, явно чувствуется рука Тициана. Несмотря на то, что он переписал великое творение умершего художника, ни в письмах, ни в разговорах с друзьями, он никогда не пытался присвоить себе его авторство.

Смерть Джорджоне была большим потрясением, перед глазами художника постоянно представала незабываемая картина пламени, пожирающего сваленные в кучу вещи. Оказывается, несмотря на громкую славу, покойный мастер был беден и довольствовался при жизни ничтожно малым: постель, стол, стул, палитра, кисти…Тициана это открытие потрясло. Стало быть, певшие Джорджоне дифирамбы и превозносившие его до небес знатоки и ценители прекрасного не очень-то раскошеливались, становясь обладателями дивных его творений? Судя из дальнейшего, Тициан твердо решил, что его самого не прельстят ни хвалебные отзывы, ни расточаемые словословия по поводу его картин. О нет, он заставит заказчиков ценить свой труд и оплачивать его по достоинству, а главное уважать себя как личность и как художника.

Приобретая все большую популярность к Тициану постоянно поступали заказы и приглашения. Одно из таких приглашений пришло из Рима от папы Льва X. Однако, его друг — гуманист, литератор и дипломат Андреа Наваджеро поспешил предупредить художника. Он рассказал об атмосфере интриг, наушничества, подковерной борьбы, царящей при папском дворе, где способны пробиться лишь мастера вроде угодливого Рафаэля. Даже прославленный Микеланджело, отличающийся независимым характером, не вытерпел и, оставшись не у дел, был вынужден покинуть папский Рим и вернуться во Флоренцию. Последовав совету и отказавшись от приглашения, Тициан решил воспользоваться удобным случаем и напомнить о себе правителям Венецианской Республики:

Pismo«С раннего детства я, Тициан из Кадора, задался целью овладеть искусством живописи, но не корысти ради, а только ради обретения славы, пусть даже самой малой, чтобы оказаться в сомне тех, кто в настоящее время занимается этой профессией. Мне удалось превзойти многих в этом деле, ибо только меня сейчас призывают к себе Его Святейшество и другие знатные особы с просьбой послужить им…Предлагая свои услуги в расписывании зала Большого Совета, я готов тут же начать с написания большой картины битвы на стене, выходящей на площадь «Сан-Марко». Работа эта настолько сложная, что покамест никто даже не дерзнул помыслить о ней».

В том же письме он просит предоставить ему должность посредника по поставке соли при Немецком подворье. Это чисто номинальная и традиционная для Венеции должность, занимаемая, как правило, художниками. Считалось, что разбираться в минералах, будь то соль или каски, — прерогатива живописцев. Занимать такую должность было очень выгодно, она означала годовое жалование в сто золотых дукатов, не облагаемых налогом, и вдобавок присвоение звания официального художника республики Святого Марка, в обязанности которого входило написание портрета каждого нового дожа для зала Большого совета. Это означало дополнительные 25 дукатов. Кроме того, казна оплачивала аренду мастерской, расходы на краски и содержание двух помощников.

Не без содействия друзей на заседании Совета Десяти предложение Тициана было принято. Это была его большая победа — он проявил характер и доказал правителям Венецианской республики свою значимость художника и гражданина. Подыскав новое место для мастерской, он нанял двух помощников, один их которых знал толк в граверном деле, что было крайне важно, так как только избранный круг людей в состоянии иметь его живописные произведения, но благодаря гравюрам с готовых картин он сможет дать о себе знать куда большему числу любителей искусства, где бы они не находились.

Джованни Беллини, возможный автопортрет

Джованни Беллини,
возможный автопортрет

Радоваться пришлось недолго. Узнав о принятом решении властей бывший учитель Тициана, Беллини возмутился и пожаловался своему покровителю-дожу. Его поддержали некоторые художники из корпорации живописцев, считавшие Тициана выскочкой и наглецом, осмелившимся бессовестно просить должность соляного посредника при еще живом Джамбеллино. Разразился шумный скандал. И в новом году, который в Венеции по давней традиции начинался не первого января, а первого марта (видимо, в пику Риму), состав Совета Десяти полностью обновился и его прежнее решение было отменено. Возмущению Тициана не было предела — в виде исключения ему оставили оплату аренды мастерской, но срезали средства на закупку красок и содержание двух помощников.

Прошло несколько лет, великий Беллини умер, а через год 1517 году до Тициана дошла радостная новость, что он Тициан Вечеллио, утвержден официальным художником республики святого Марка и должность соляного посредника снова стала его.

Как никто другой из художников эпохи Возрождения, Тициан очень умело и целеустремленно продвигал свои картины, добиваясь того, чтобы о них всюду было известно как можно больше. В немалой степени росту собственной славы он был обязан своему другу Аретино, который обладал блестящим пером писателя и вел широкую переписку с самыми известными людьми своего времени. Пройдет какое-то время, и развернется самая настоящая охота за тициановскими картинами, обладание которыми прославит и их владельцев.

Пьетро Аретино

Тициан долго уклонялся от настойчивых приглашений посетить литератора, который высоко отзывался о его искусстве, так как был предупрежден, что тот ничего не делает бескорыстно и не гнушается ничем, добиваясь своего. Правда, в глубине души Тициан понимал, что именно такой человек, имеющий дело с высшим светом, нужен ему сейчас позарез.

Слава пришла к Аретино в Риме, где вышел в свет сборник «Позы» из дведанцати эротических стишков, сочиненных им к порнографическим рисункам Джулио Романе, о них даже есть шутливое упоминание у Пушкина в одном из писем из южной ссылки (ноябрь 1823 г.). Имя Аретино угодило в «Индекс запрещенных авторов» (который отменили в 1964 году), а непристойные сочинения публично сожжены на площади Святого Петра. Он был изгнан из вечного города и обосновался в Венеции, чему всецело обязан дожу Гритти, который назло нелюбимому им папе Клименту решил приютить гонимого литератора, дабы показать всему миру, насколько Венеция самостоятельна и свободна в любом своем решении. Тут литератор нашел себе занятие по душе — сбор компрометирующих материалов, а затем шантаж влиятельных особ, сам себя он называл «бичом князей».

Тициан, "Аретино", 1545 г.

Как не избегал Тициан знакомства с этим человеком, оно все равно произошло и первое впечатление было не из лучших. Перед ним предстал довольно грузный человек лет сорока в не по возрасту ярком одеянии. Последовало вялое рукопожатие влажной толстолапой руки с нанизанными перстнями и кольцами. Голос низкий с хрипотцой и характерным тосканским акцентом, в котором звук «к» произносится с придыханием как «х».

Как ни странно, но судьба распорядилась так, что Аретино и Тициан стали друзьями на ближайшие 30 лет. В нем многое раздражало, но привлекали оптимизм, жизнелюбие и постоянная готовность к любым активным действиям, в его голове роились тысячи идей, которые тут же выкладывались собеседнику или выплескивались на бумагу в письмах, стихах и прозе. Даже Карл V от одного лишь упоминании об Аретино быстро оживлялся и сильно веселился, читая его послания. В одном из писем, он нескончаемо разливался лестными эпитетами, а в заключении скромно напомнил о себе, мечтающем лишь об одном — чтобы его неустанные старания по защите святой апостольской церкви были вознаграждены кардинальской шапкой. Эта «скромная» просьба практически была исполнена, робкий папа Юлий III, внял рекомендации монарха и присвоил литератору титул кавалера Святого Петра. Чуть позже , вступивший на папский престол в 1555 году Павел VI, чуть было не лишился дара речи, когда при нем осмелились произнести имя богохульника Аретино.

Заказчиками Тициана были главным образом князья, европейские короли, крупные соборы и религиозные братства. Однако несмотря на знатное происхождение и занимаемые места, отношения заказчик-исполнитель были порой напряженными, особенно когда дело доходило до оплаты. Причины этому разные:

Высокомерие. Некоторые особы не считали нужным оплачивать труд мастера, видимо, полагая, что написание портрета внука папы римского Павла III — это уже великая честь для любого художника, уже не говоря о самом папе римском, который даже не заикнулся о гонораре за три портрета: в шапочке, без шапочки и с пейзажем.

Тициан, "Портрет Рануччо Фарнезе", "Павел III в camauru", "Павел III в шелковой накидке", "Павел III с пейзажем"

Память. Герцог Альфонсо д’Эсте присвоив Тициану рыцарское звание, заплатил за три великолепные картины всего лишь 100 дукатов, видимо запамятовав, о былой договоренности — сто дукатов за каждую работу.

Тициан, "Подношение Венере", "Вакханалия", "Вакх и Ариадна"

Скупость. Во время создания алтарного образа «Вознесение Богоматери» или «Ассунта», Тициан был вынужден не только терпеливо объяснять дотошному настоятелю, почему апостолы одеты в рубище. Помимо прочего, ему приходилось отчитываться перед мелочным отцом Джермано за каждую унцию дорогостоящих пигментных красителей и экономно их использовать. В итоге красочный слой оказался слишком тонким, что так несвойственно размашистой манере наложения Тицианом краски на поверхность доски или холста, что привело к скорому осыпанию.

Тициан, "Портрет Карла V в кресле", 1548 г.Политика. За портрет одного из самых влиятельных людей времени, а именно императора Священной Римской империи и короля Германии Карла V, Тициан получил самый маленький гонорар в размере одного золотого дуката (правда это или нет, документально не подтверждено, однако легенда сохранилась, как и рассказ о том, как однажды, позируя художнику, император Карл V поднял с пола оброненную кисть и подал ее Тициану. Как написал поэт Джозуэ Кардуччи в одном из своих стихотворений:

Нагнувшись, император кисть поднял.
Себя унизив, мастера возвысил!

Реализм. Находясь в Риме Тициан работал над семейным портретом понтифика Павла III. Едва взглянув на незаконченную картину, его ноги одеревенели, а на лбу выступила испарина, он схватился за стоящего рядом Алесандро, а услужливый Оттавио поспешил подставить ему стул. Видимо папа Павел III ожидал увидеть парадный портрет, как у Рафаэля на изображении папы Льва X с племянниками, а увидел ненавидящих друг друга людей, даже не скрывающих свои истинные чувства. Что-то пробурчав, понтифик поспешил встать и удалиться. Больше Тициан его никогда не видел.

Рафаэль, "Папа Лев X с кардиналами", 1518 г., Тициан, "Папа Павел III с Алессандро и Оттавио Фарнезе", 1546 г.

Несмотря на свое высокое положение и достигнутые вершины в искусстве, Тициану постоянно приходилось доказывать свое превосходство перед другими художниками правительству Венеции. Одним из его соперников был Порденоне, конкуренции которого он видимо испугался не на шутку, если судить по записи, сделанной в «Расчетной книге»:

«Октябрь 1537 года. Сенат требует, чтобы я скорей заканчивал «Битву при Кадоре», иначе мне придется возвратить 1800 дукатов, полученных за должность государственного посредника. Теперь эта должность перешла к Порденоне, этому интригану и маляру-недоучке»

Другим был Тинторетто. Тициан его давно недолюбливал за нетерпимость к мнению других. Однако его работа «Ведение во храм», написанная как бы в ответ на одноименное тициановское полотно вызвало интерес у мастера, а увидев картину «Благовещение» он осознал, что в Венеции появился гениальный художник, что еще больше усилило его неприязнь к бывшему ученику.

Тинторетто, "Введение во храм", 1553-55 гг., Тинторетто, "Благовещение", 1576-81 гг., Тициан, "Введение во храм", 1534-38 гг.. Тинторетто, «Введение во храм», 1553-55 гг.
Тинторетто, «Благовещение», 1576-81 гг.
Тициан, «Введение во храм», 1534-38 гг.

Как бы там ни было, работы Тинторетто, Веронезе, Бассано и других молодых живописцев заставили старого мастера пересмотреть кое-что в своей манере письма и искать новые решения. Это с наибольшей очевидностью сказалось на его богослужебных картинах.

Тициан был одним из первых в мировой живописи, кто раскрыл богатство светотеневых эффектов, структурообразующую роль тени при построении композиции и четко провел разграничение между внутренним рисунком, выражающим идею, и рисунком внешним, сотворяющим форму. Позднее его новаторские находки будут развиты Караваджо и Рембрантом.

Он начал обращаться к своим прежним работам, переосмысливая их и что-то видоизменяя. Например, «Коронование терновым венцом».

Тициан, "Коронование терновым венцом", 1540-е, "Коронование терновым венцом" 1570-еСпустя 30 с лишним лет он повторил этот сюжет, разрабатывая его для себя. Композиционно они похожи. На обеих в центре фигура истязаемого Христа в окружении пяти мучителей и все те же три ступени, ведущие к месту бичевания. В парижской работе жестокая сцена развертывается на фоне ярко освещенной мощной каменной кладки арки, на архитраве которой установлен бюст императора Тиберия. На поздней мюнхенской картине через ту же арку проглядывает сумрачное и почти монохромное ночное небо. Подвешенный светильник с горящими факелами раскачивается на ветру, отбрасывая зловещие блики. Пять плошек с огнем как бы рифмуюьтся с фигурами пяти вошедших в раж палачей, и сама сцена бичевания из-за мерцания бликов то выплывает из темноты перед зрителем, то исчезает.

Парижская работа с ее ярким цветовым решением явно проигрывает из-за своей вычурности и подчеркнуто театральных поз изображенных персонажей в духе «новой манеры». По сравнению с ней последняя картина порождает ощущение подлиного трагизма благодаря приглушенной и почти спектральной тональности. Фигура истязаемого Христа отражает гордое смирение. Здесь, согласно Евангелию, Спаситель прощает врагов, что придает самому образу подлинное величие.

Стиль позднего Тициана не был оценен по достоинству современниками, Вазари не понял появившихся перемен увидев новые работы, в том числе «Благовещение», он так отозвался о картинах «…хотя в них и много хорошего…они не обладают тем совершенством, которым отличаются другие его творения».

Тициан, "Благовещение", 1557 г., "Благовещение", 1564 г.. Тициан, «Благовещение», 1557 г.
Тициан, «Благовещение», 1564 г.

На картине показан не столько акт Благовещения, сколько уже свершившаяся Инкарнация — зачатие Христа. Благовещающий ангел стоит не с символической белой лилией, а со скрещенными на груди руками перед свершившимся фактом. Позади ангела возвышаются мощные античные колонны. В Деве Марии нет и тени растерянности от неожиданной благой вести. Она держит в одной руке книгу, а другой, приподняв головную накидку, всем своим видом показывает, что полностью осознала божественный посыл и зачала, когда на нее в потоке яркого света в окружении сонма летящих ангелов снизошел Дух Святой в виде голубя. Рядом с Марией стеклянная ваза с розами как символ девственной чистоты и непорочности. Появлению над цветами роз пламени дает объяснение полустершаяся надпись внизу под вазой: Ignis ardens non comburens — «Огонь горящий, но не опаляющий».

На ранее написанной картине «Благовещения» ангел с протянутой рукой оповещает Марию о предстоящем акте Инкарнации, и она покорно воспринимает благую весть со скрещенными руками на груди.

Непонимание, а порой и доходившие до художника разговоры о том, что он якобы выдохся, огорчали стареющего мастера. Более того, длительное отсутствие из-за поездок в Рим и Аусбург поколебало непререкаемый авторитет Тициана как главы венецианской школы, и многие официальные заказы были переданы его молодым соперникам.

Однако до скончания дней его главным заказчиком останется испанский король Филипп II, который в отличие от отца Карла V, думавшего о спасении души, предпочитал мифологические сюжеты. Для него Тициан напишет семь полотен иллюстрирующих «Метаморфозы» Овидия. Только это уже будет не та праздничная симфония ликующих ярких красок с богатством тонов, не тот жизнерадостный рассказ о похождениях героев, что украсил тридцать лет назад «алебастровый кабинет» феррарского герцога, теперь миф превратится в трагическую метафору подчинения людей богам.

Тициан, "Даная", 1545-46 гг., "Даная", 1553-54 гг..Он переосмысливает картину «Даная» и вносит в нее некоторые изменения. Теперь вместо ангела, в комнате находится алчная старуха — служанка или надзирательница со связкой ключей от мрачной темницы, в которую заточена отцом юная Даная. Старуха должна охранять пленницу от посторонних глаз и держать дверь на замке, но хитрый Зевс проникает в темницу в виде золотого дождя, минуя все преграды. Старине Зевсу известна сила презренного металла, способного с наступлением новых времен совратить любого смертного. Власть золота неизмерима возросла, когда человек начал дерзко проявлять свою самостоятельность и даже осмеливался считать себя независимым от воли богов. Тициан здесь встает на защиту Данаи, чья чистота остается незапятнанной. А вот на старуху, жадно собирающую в передник золотой дождь монет, ложится вся тяжесть нравственного падения. Художник не жалеет красок для раскрытия низменности и продажности ее души.

Тициан, "Персей и Андромеда", 1556 г.После чудодейственной встречи Данаи и Зевса на свет появился Персей, спаситель людей от страшных напастей посылаемых Медузой, он стал героем картины «Персей и Андромеда».

На картине ярким пятном выделяется фигура обнаженной восточной красавицы Андромеды, прикованной цепями к скале. В вечернем небе из-за туч неожиданно появляется летящий, подобно огненному вихрю, Персей с кривым ятаганом в руке и щитом. А под ним из морских глубин выплыл на поверхность чудовищный дракон с клыкастой пастью. Еще мгновение, и Персей камнем устремиться вниз, чтобы, изловчившись, отрубить мерзкую голову, и Андромеда будет спасена.

Занятый после женитьбы украшением своих дворцов, Филипп II через венецианского посла поторапливал художника с отправкой столь вожделенных им poesie. Тициан успел закончить новую картину «Венера и Адонис», придав возлюбленному богини черты своего заказчика.

Тициан, "Венера и Адонис", 1554 г.Тициан, «Венера и Адонис», 1554 г.

Написанная в свободной манере и полная эротизма картина вызвала большой интерес. Автору пришлось не раз возвращаться к этому сюжету, и из его мастерской вышло не менее двадцати копий-версий. Наиболее известна та, что храниться в лондонской Национальной галерее. Она почти идентична мадридской картине. Автор лишь изменил облик Адониса, устранив его некоторое сходство с Филиппом II и сделав его помоложе, что не удивительно, учитывая специфику внешности испанского короля.

Тициан, "Портрет Филиппа II в доспехах", 1550-51 гг.Во время поездки в Аугсбург, королева Мария Венгерская поведала Тициану о планах мадридского двора, заявив, что написанию портрета ее племянника, т.е. Филиппа II, придается большое государственное значение, поскольку этот портрет предстоит переслать невесте Филиппа английской королеве Марии Тюдор, с которым она еще не знакома.

Филипп не был красив. Но Тициан сумел придать его болезненному и непривлекательному лицу, окаймленному жидкой бородкой, благородное выражение. Понимая, что портрет должен вызвать симпатию перезрелой разборчивой невесты, которая отвергла многих претендентов, домогавшихся ее королевской руки, Тициан по моде тех лет постарался подчеркнуть в костюме молодого наследника и жениха весьма фривольную деталь, говорящую о его мужском достоинстве.

Работая дальше над мифологическими poesie, Тициана создает две картины, между которыми устанавливается прямое родство. Полотна «Диана и Актеон» и «Диана и Каллисто» имеют композиционное единство и симметричность, несмотря на различное содержание. И здесь и там журчащий ручей, лук и колчан со стрелами, собака и нимфы в услужении обнаженной Дианы. Слева в «Актеоне» — пунцовый занавес, а справа — лес; в «Каллисто» слева — лес, а золотистый занавес-навес — справа. Фоном для обеих картин служит дальний пейзаж. Но в «Актеоне» имеется существенное различие — там Диана дана в двух своих ипостасиях: дневной и ночной. Вот почему рядом с обнаженной Дианой дана в качестве ее двойника фигура чернокожей девушки в облачении. Обе эти фигуры олицетворяют день и ночь, жизнь и смерть, свет и тьму. Диана идентифицируется с луной, а с ней древние связывали морские приливы и отливы, а также физиологический цикл у женщины. Поэтому на голове тициановской Дианы красуется изображение нарождающейся луны. Кроме того, справа на пилястре видна голова оленя, в которого вскоре разгневанная богиня охоты обратит за дерзость Актеона.

Тициан, "Диана и Актеон", 1556-59 гг., Тициан "Диана и Каллисто", 1556-59 гг. Тициан, «Диана и Актеон», 1556-59 гг.
Тициан, «Диана и Каллисто», 1556-59 гг.

Только что вернувшись с охоты, Диана явно устала и жаждала прохлады и родниковой воды. Оказавшись перед незнакомцем в дневном своем обличье, богиня покраснела от стыда и гнева. Кара неминуема, и, зачерпнув рукой воды из ручья, Диана плеснула ее в лицо дерзкому Актеону. Тотчас у того на на голове показались рога, шея вытянулась и тело покрылось шерстью. Иначе быть и не может, когда во владения богини по неразумению вторгается простой смертный. Никому из людей не дано при свете дня видеть Диану обнаженной.

Каллисто, одна из нимф Дианы, сама того не ведая, забеременела от Юпитера. Когда, с подругами она пришла к источнику, Диана, заметив припухлость ее живота, приказала остальным девушкам раздеть Каллисто, и тогда обнаружилась беременность девы. За свой проступок Каллисто была изгнана. Дождавшись рождения ребенка, нареченного Аркасом, ревнивая супруга Юпитера Юнона обратила его мать в медведицу. Сжалившись над ней Юпитер превратил ее в созвездие Большой Медведицы. Однако мстительная его супруга не успокоилась, пока не добилась того, чтобы ковш Большой Медведицы никогда не знал покоя и не отражался в морских водах на закате.

Охотник попытался убежать от разгневанной богини. Преследуемый сворой собак он с удивлением замечает с какой невиданной ранее резвостью несут его ноги. Актеон останавливается у ручья, чтобы перевести дух, и в воде видит не свое, а звериное отражение. Собаки настигают его, но он не может произнести ни слова, и те набрасываются, не узнавая в облике оленя своего прежнего хозяина. Перед ним мост, символизирующий переход из одного состояния в другое, но Актеону не дано до него добраться. Диана в яркой красной тунике с луком в руке ликует — месть свершилась.

Тициан, "Смерть Актеона", 1569-75 гг.Тициан, «Смерть Актеона», 1569-75 гг.

Окруженный славой и почетом, Тициан прожил долгую и счастливую жизнь. В отличие от трех своих современников — Леонардо да Винчи, Микеланджело и Рафаэля, — он был женат и имел детей. К сожалению его жена рано ушла из жизни, во время родов третьего ребенка. Все бы вокруг померкло и потеряло смысл, если бы не невинное крохотное создание, которое она ему подарила на прощание. Похороны и крещение прошли почти одновременно. Новорожденную нарекли Лавинией — имя заранее было выбрано им вместе с покойной женой.

Жизнь продолжалась, а работы в мастерской было непочатый край. Палитра, краски и кисти оказались для Тициана спасительным лекарством, утоляющим тоску и врачующим боль. Он взялся за выполнение заказа Федерико Гонзаго, который просил написать кающуюся Марию Магдалину «всю в слезах». Получив картину герцог высказал свое восхищение, а затем попросил сделать копию, которую намеревался преподнести в дар поэтессе Виттории Колонна (кстати, Микеланджело посещал ее чуть ли не каждый день в монастыре).

«Кающаяся Мария Магдалина» пользовалась таким спросом, что Тициану пришлось написать несколько ее вариантов, внося лишь небольшие изменения в положение рук, наклон головы и пейзаж. Эти копии разбрелись по свету, и одна из них даже оказалась в Москве в частном собрании. Лучшей из них по общему признанию специалистов, является та, что написана тридцатью пятью годами позднее и с 1850 года принадлежит петербургскому Эрмитажу.

Тициан, "Кающаяся Мария Магдалина", 1531 гг., "Кающаяся Мария Магдалина", 1567 г., "Кающаяся Мария Магдалина", 1566-70 гг.. Тициан, «Кающаяся Мария Магдалина», 1531 гг.,
Тициан, «Кающаяся Мария Магдалина», 1567 г.,
Тициан, «Кающаяся Мария Магдалина», 1566-70 гг..

Шло время, друзья начали замечать как ближе к закату к причалу, где жил Тициан, подплывает гондола с молодой дамой, которая незаметно исчезала, поднявшись по каменной лестнице наверх, минуя мастерскую в которой всегда было много людей. Личность этой незнакомки так и осталась тайной, зато внешность перешла на знаменитые полотна художника. Картина «La Bella» является одной из представленных на выставке Тициана в Пушкинском музее.

Тициан, "La bella",1536 г.,  "Портрет девушки в шляпе с пером", 1536 г., "Венера Урбинсская", 1538 г. Тициан, «La bella»,1536 г.
Тициан, «Портрет девушки в шляпе с пером», 1536 г.
Тициан, «Венера Урбинсская», 1538 г.

Наступила особая страница жизни Тициана, когда он чувствовал себя свободным от тяготевших над ним обязательств перед Республикой Святого Марка и не очень-то беспокоился о заказчиках, отмахиваясь от них, как от назойливых мух. Он радовался обретенной им ненадолго свободе, выражая на полотне приподнятое состояние души. Но наступила зима и таинственная незнакомка исчезла, растаяв в туманной дымке, которая по утрам окутывала лагуну.

Теперь в его жизни осталась только одна женщина — подрастающая Лавиния, которая не переставала его радовать и обещала вырасти настоящей красавицей.

Дочь вырастет, выйдет замуж и осчастливит отца новостью о том, что он стал дедушкой. Правда при родах шестого ребенка она преждевременно уйдет из жизни, как и ее мать Чечилия.

Ушли из жизни Рафаэль Санти и Леонардо да Винчи. Умер Микеланджело, с которым почти 20 лет назад они вместе встречали Новый 1546 год. Тициан тогда приехал Рим, чтобы сделать портрет папы Павла III, но тот не торопился позировать. Как ему объяснили позже, папа «заболевал» раз в месяц дней на пять после чрезмерной дозы любимого красного Colli di Parma, а излечивался игристым белым совиньоном. Таким образом у Тициана оставалось свободное время, чтобы подольше побродить среди римских развалин и дворцовым залам, где он и увидел Сикстинскую капеллу, а позже познакомился и с самим автором. Микеланджело пригласил его в гости и Тициан с удовольствием принял приглашение.

Жилище великого мастера было до того скромным, что даже как-то раз папа римский, из любопытства, побывал у него в гостях. Он не мог понять, почему великий мастер живет как нищий в жалкой лачуге. Уж не дал ли он обет жить аскетом? На что мастер ответил, что им дан обет служения искусству, а оно не терпит суеты и пресыщения, которое гасит все порывы вдохновения.

Праздничное веселье длилось всю ночь, один тост следовал за другим, кто-то поднял бокал за окончание великого творения в Сикстине, а Микеланджело рассказал о том, как его земляк Аретино усиленно набивался в соавторы, предлагая собственное виденье «Страшного суда» и давая «ценные» советы великому мастеру.

Менее чем за месяц до кончины Микеланджело было принято решение Тридентского собора «одеть» его богохульные фрески в Сикстинской капелле, хорошо что он не застал воплощения этого решения в жизнь.

Уже не было в живых его друга Аретино, брата Франческо и сестры Орсо. Его старший сын Помпонио был бездельником, не желающим учиться, уехал из города, зато младший Орацио никогда не покидал отца, разделяя его страсть к живописи, что не могло не радовать Тициана.

Наступило лето 1575 года, началась волна заболеваний, очаги эпидемии чумы вспыхивали повсюду. Собрав прислугу и учеников, Тициан приказал всем немедленно покинуть город. Остался только Орацио, разговор с которым был бесполезен.

Согласно архивным данным, население Венеции тогда насчитывало 175 тысяч жителей и в течение года. то есть с 25 июня 1575-го по 1 сентября 1576-го, эпидемия чумы унесла 50 тысяч жизней.

Чувствуя как смерть крадется за ним по пятам, он торопился закончить «Оплакивание Христа» — последнее откровение миру. В конце августа, ранним утром на пороге появился санитарный патруль, Тициан был наверху. Услышав шум и крик, он набросил на плечи халат и стал спускаться, в доме никого не было. Выйдя наружу, он с ужасом увидел отплывающие от причала две санитарные гондолы, которые увозили его сына Орацио. Ему больше ничего не оставалось делать, как проводить их взглядом. 27 августа 1576 года Тициана нашли мертвым на полу с зажатой кистью в руке.

На следующий день, несмотря на эпидемию и действующий карантин, венецианское правительство приняло постановление похоронить с почестями великого художника и гражданина в храме Санта-Мария Глориоза деи Фрари.

Мастер умер естественной смертью, так как умерших от чумы в храмах не хоронили. Да и священник Томазини из соседней церкви Сан-Канчано, сделавший в регистре усопших запись о дате смерти и возрасте, отметил, что художник умер от лихорадки.

Что же касается картины «Оплакивание Христа», принято считать, что ее закончил Пальма Младший, который, в сущности, лишь дорисовал летящего ангела со свечой и подправил каменную кладку сверху на картине, куда почти столетнему мастеру трудно было добраться. но дело не в этом. Ученик добавил к картине надпись: «Что не закончил Тициан, Пальма с почтением завершил, посвящая работу Господу Богу».

Почти полностью переписав спящую Венеру Джорджоне, Тициан не позволил проставить под картиной даже свои инициалы. Он был воистину велик во всем, и с ним завершилась одна из самых блестящих страниц в истории живописи.

Тициан, "Оплакивание Христа", 1576 г.

Источники вдохновения:

Махов А.Б. Тициан. М.: Изд. «Молодая гвардия», 2006.

Выставка ГМИИ им. А.С. Пушкина «Тициан. Из музеев Италии»

Поиск дешёвых авиабилетов



comments powered by HyperComments

Возврат к списку